18:37 

Оно не вместилось в прошлый пост, о как.

Ласковый Псих
Весь мир - дурдом, а мы в нем пациенты!(с)
Шапка 2.0
Название: Кофе и Специи
Фандом: Green Lantern
Пейринг/Персонажи: Синестро/Хел, прочие упоминаются.
Рейтинг: свободно плавающий(возможны скитания от ми-ми-ми до кровь-кишок-нцы, но ми-ми-ми преобладают)
Тип: Слеш(яой)
Жанр: ррррроманс, флафф, юмор, немножко укура.
Ахтунги: Автор любит очепятки и это взаимно. Автор притянул обоснуй за уши, но тому понравилось. Автор забил на всё, что было после Эпичного Финала и на "эпиложичек" в том числе. Автор добавил и будет добавлять множество хедканонных фактов. Скорей всего будет ООС, но "я так вижу"(с)
Статус в процессе написания
От автора: Если кто-то читал другие мои работы, они знают эту грандиозную проблему - я почти никогда не заканчиваю тексты. Вот не могу себя заставить взять и дописать, такая я тряпка. Чаще всего потому, что воображение так распидорашивает историю, что связать все концы к одному становиться просто нереально. Я очень надеюсь тут обойтись без этого, потому что в голове история вроде не большая и финал вполне открытый. Так что я постараюсь. Приятного чтения!


На самом деле зелёные кольца силы должны были приостанавливать своё действие или же ограничивать манипуляции в том случае, если их владелец был в неадекватном состоянии, независимо от причин, будь то алкоголь, наркотики или психическое расстройство. Все прочие цвета относились к подобному весьма различно, ведь причиной запрета была не столько забота о здоровье фонарей, сколько страх потери контроля. Какое-бы то ни было опьянение или безумство сбрасывали оковы разумности и позволяли пробиваться внутри индивида чистейшим, не засорённым никакими сомнениями эмоциям. То есть главной действующей силой колец. Батарею твои чувства, конечно, не заменят, но расход энергии можно значительно уменьшить.
Мощью безумия пользовались красные фонари, Ларфлиза вполне можно было назвать опьянённым жадностью и, конечно, многие синестровцы использовали наркотические средства, чтобы входить в состояние транса, полное ужасов или чтобы внушать страх окружающим.

Коругар многие тысячи лет специализировался на опьяняющих средствах и ядах. Конечно была ещё и фармакология знаменитая на многие сектора вокруг, медицина Коругара всегда была на высоте, но сильнее всего пурпурная планета была близка именно к наркотикам.
Когда-то на Коругаре нельзя было сорвать травинки не найдя в ней хоть каких-то нужных для дурмана веществ. Даже некоторые камни и те в нужной обработке давали «волшебный» порошок, а найти источник воды, манящий не только лишь влагой, но и специфическими свойствами было проще простого.
В общем, коругарцу было грех не разбираться во всём, что кружит голову.
Особенно Таалу Синестро, семья которого несколько веков занимала высочайшие положение в среде межпланетных наркотворцев. Ну и наркоторговцев тоже.
Конечно, после ряда проигранных конфликтов и некоторых излишне поспешных и потому не проработанных реформ Коругар и многие из его знати значительно сдали свои позиции, но память и навыки предков никуда не девались.

- Как тебе кофе, Джордан?
- Эм, нормально. – Хэл сделал ещё один крупный глоток из своей чашки и лишь после задумался. - А что?
- Да так. – Значит, не сработало, подумал Син. В пятнадцатый раз. Таал носил целый ряд научных званий своей планеты, был межгалактическим полицейским с высочайшим доступом к самой истинной информации и знал путь к таким необыкновенным знаниям об устройстве вселенной, что не были доступны практически никому более, кроме, разве что бессмертных и вечных рас (точнее, избранным из них).
И тем не менее у него всё чаще появлялось желание пройтись вокруг Джордана с подпаленной связкой рабискуса и прочитать парочку изгоняющих бесов наговоров. Или даже поизучать земные ритуалы на предмет, так сказать.
Потому что иначе он просто не мог объяснить абсолютный иммунитет хомо сапиенса к любым внеземным галлюциногенам и даже ядам (да, Синестро рискнул слегка травануть своего человека)
Таал следил за Хэлом уже целую неделю и всё это время отпаивал землянина составами личного производства. И никакого результата.
Коругарец со всем вниманием изучил весь, весьма скудный, но всё же имеющий место быть, земной материал по медицине и химии в целом и по отдельным, интересующим его разделам в частности. Но все его прогнозы просто рассыпались в прах на практике!
Иногда Джордан даже просил добавки. Синестро героическим порывом удерживал себя от недостойного битья головой о стену и нёс уже просто из обречённого желания всё-таки узреть хоть какой-то результат.
Хэл, что называется, даже не чесался. Таал начинал подозревать, что его коварные планы вновь были раскрыты не в меру талантливым землянином, но все тактические проверки рухнули карточным домиком. Не знал. А значит действительно потребил всю ту дрянь, что наварил пришелец.

Сложив несколько формул и ещё раз, для проверки, оценив организм среднестатистического человека разумного Синестро невольно даже своё кольцо подзарядил.
По идее, Хэл Джордан должен был уже трагически скончаться или как минимум серьёзно заболеть от всего того, что попало в его тело.
Цвет кожи не потерял, волосы блестящие, вьются, и чёлка эта его как обычно, белок глаз ничуть не изменил в цвете и вообще Хэл как никогда активен, свеж и бодр духом.
Может быть, его лечит кольцо?
Под покровом ночи Син прокрался в спальню Хэла, сперев, ненадолго, хотя был соблазн, зелёное колечко. Так, меню, параметры, опции, память, ок, последние операции, снова ок, выделить, искать, диагностика, последняя диагностика, все диагностики за семь земных дней, да, доступ разрешён, да, нет, честно-честно разрешён, открыть.
В задумчивости Таал положил кольцо на место.
По всему выходило, что скачков в самочувствии сильнее, чем утреннее возбуждение (обыкновенное для здорового мужского организма этого вида) у Джордана не было. Либо он знает про меню настроек кольца. Учитывая то, что в настройки лезли за пару миллионов лет существования корпуса едва ли с десяток фонарей одним из которых был Таал Синестро, то это сомнительно.
Ведь обычно кольца выбирали рекрутов по показателям воли и умению преодолевать великий страх, а Синестро кольцо банально «забыл» вернуть законному хозяину. Ну, и оказался тем самым парнем, которому свезло остаться на новом месте достаточно продолжительное время, перед тем, как всех окончательно достала его непохожесть на весь прочий корп-состав.
Хотя Хэл там тоже пробежался, было дело, что уж тут.
И вот теперь этот человек разбивал все законы логики. Или был вне этих законов. Что это? Остатки энергии Параллакса, Спектра или кого-то ещё? Может люди просто хтонические чудовища, не подверженные вообще никаким законам мироздания? Это версия ближе всего к правде, но тоже всего не объясняет.
На самом деле выходов из ситуации было не так много и один из них, как Синестро его не избегал, так и напрашивался.
Стоило спросить напрямую. Ну или настолько прямо, насколько это было возможно.
- Как ты себя чувствуешь, Джордан?
Хэл как стоял с двумя огромными стаканами(или, скорее, вёдрами) поп-корна и коробкой с диском Властелина Колец в зубах, так и застыл.
- Фто?
- Как ты, спрашиваю. Просто интересно.
Фонарь медленно, старясь держать Синестро в поле зрения, положил свой груз возле телевизора.
- Ты на что намекаешь?
- Праздное любопытство, только и всего.
- Син, мои уши совсем не коругарские, лапшу держат плохо, ты что задумал?
«Я осуществил, дурья твоя башка»
- Ничего. – Если бы, если бы вы не знали Таала Синестро и не имели с ним никакого опыта общения, не видя всего того, на что он способен, то взглянув в эти честные-причестные золотые глаза вы были бы поражены сиянием искренности и добродетели.
Но Хэл эту лису знал до последней шерстинки.
- Зараза, я вторую неделю жду просмотра этого фильма, я пропустил премьеру, спасая грёбаную галактику и теперь у меня наконец-то есть самое полное издание из всех возможных и если ты, скотина такая, мне испоганишь уже второй выходной, когда я могу посвятить себя кинцу, то в мёде я тебя просто утоплю, ясно?
Таал кивнул. Пожалуй, он сделал это слишком быстро и резко, из-за чего могло показаться, что он, смех какой, мог испугаться, но на самом деле в нём бурлили совсем иные чувства.
Более всего он ощущал облегчение. Хэл боеспособен, во всяком случае жёлтое кольцо было воодушевлено его настроем, но бдительности всё равно терять не стоит!
Не может быть, чтобы такое адское сочетание ингредиентов просто кануло в лету в желудке Джордана, будто встретив на пути чёрную дыру!
Поэтому Синестро максимально достоверно изображая покорность судьбе, сидел с ведёрком попкорна и смотрел так называемый шедевр от земного кинематогрофа, то и дело поглядывая на Хэла.
Впрочем, не смотря на то, что земное искусство так и не впечатлило придирчивого коругарца, сюжет показался ему слегка занятным.
- Любопытная интерпретация.
- М? – второй раз за вечер Таал настораживал Хэла своими репликами.
- Говорю, любопытная интерпретация. Со стороны хумансов и хааби я ещё не видел.
- Ха, а с какой стороны видел?
- Альвов и Уру, конечно. Ангомар ещё что-то сохранили, но у них это не особо популярная тема.
- В смысле, сюжет ты знаешь?
- Конечно, я же в какой-то мере историк.
Хэл плавно и медленно потянулся за пультом, не глядя нажимая паузу.
- Ты что, хочешь сказать, что все вот эти вот гномы, эльфы, орки и прочее реально были?
- Почему это были, Джордан? И сейчас вполне существуют. Эволюция в связи с заселением новых планет, конечно, многое изменила, но говорить об исчезновении вида-прародителя явно рановато. Существование людей тебя же не удивляет?
Иногда Джордана это удивляло, но потом он вспоминал, что сам пробегал далеко не мимо в защите этого самого существования и всё вставало на место.
А вот то, что фантастический в общем-то фильм имеет под собой более реальное основание, чем английские сказочки, это в общем-то было несколько неожиданно. Для Хэла во всяком случае.
- То есть рядом со мной сейчас сидит эльф? – А вот это Джордан спросил зря. Таалу не так часто приходилось вспоминать свою основную профессию, но когда-то он занялся наукой именно из любви к матчасти и мог говорить на эту тему часами.
- Это вот довольно спорное утверждение, даже я, при всём моём образовании, не дам тебе точного ответа. Альвы явно переселялись на Коругар, но тогда у нас уже существовали первые города-государства, так что скорей всего современные коругарцы являются потомками гибридов. Информация тех времён туманна и противоречива. Древние на моей планете к тому же, считали фантазии, грёзы и сны продолжением реальности и записывали события соответственно…
Оседлав любимого конька, Синестро говорил и говорил, время от времени иллюстрируя рассказ конструкциями, так что за своё свободное воскресенье Хэл Джордан прослушал краткий курс истории народа и культуры Коругара, а также всех наиболее близких, родственных ему народностей вроде унгарцев и бетрассиан.
Войну Кольца Синестро тоже зацепил, но как событие далеко не такое значительное, как могло показаться из эпоса хумансов и им подобных. Для примера он упомянул несколько сопутствующих по времени межпланетных конфликтов, завершившихся далеко не так хорошо, рушились, между прочим, целые цивилизации, гибли материки и планеты.
Просмотр фильма был благополучно забыт, погребённый под красноречивым рассказом если не участника событий, то хотя бы личности осведомлённой о действительном положении вещей. И хотя иллюзия сказочности, к которой так стремился Хэл, желая отвлечься от своей пусть тоже довольно фантастической, но уж очень приевшейся реальности, была разрушена сухими фактами, Джордан всё равно слушал. Слушал и вслушивался, как никогда не делал даже в школе, тем более в школе. Он вставлял уточняющие вопросы, комментировал, спорил, переживал. Землянин узнавал множество новых слов, части из которых даже не было земных аналогов, он пытался их произнести, натыкаясь на откровенно издевательский взгляд друга, а потом и вовсе смех. Неожиданно искренний и даже заразительный.
- А сам бы попробовал на инопланетном языке поболтать! – Хотя Хэл хотел сказать обиженно, всё равно не мог скрыть вызывающей улыбки.
Конечно фонарь ожидал, что с Синестро так просто не сладить, недоэльф выражался настолько правильным английским, что у американца до мозга костей аж зубы сводило! Но ему пришлось признать поражение на лингвистическом поле, что, впрочем, Хэла совсем не расстроило.
К тому же у него самого получалось всё лучше и лучше.
- Скажи K’ha laso un’*
- Только не говори, что это значит «Хэл идиот»
- Нет, совсем не это. Просто произнеси. Должно быть проще, чем Saher’sha bel lahid.
- Ой, ладно, только не этот твой лэхид… Как, там, ещё раз?
- K’ha laso un’ , Хэл.
- Кха… ла… соун, верно?
- Ещё раз, последний слог мягче.
- Ладно, хм. Кха ла соу-у-нь. – Со всем возможны старанием выводил Джордан, внимательно следя за реакцией наставника.
А тот аж глаза прикрыл, да уши навострил. И выражение лица такое сосредоточенное-сосредоточенное.
- Кха ла соунь, Ал! – С гордостью, продекламировал Джордан.
Он никак не ожидал так резко распахнувшихся золотых глаз и какой-то странной формы довольства на лице Сина. Вообще думал, что по зубам получит за такое панибратское «Ал».
- Да, теперь почти правильно. – Улыбался коругарец, чем очень настораживал своего непутёвого землянина.

Был уже поздний вечер и стоило ложится спать, что впрочем никто не спешил делать, к тому же Хэл настоял на том, что попкорна явно мало для двух здоровых мужских организмов и заказал покушать(свои продукты в доме после известных событий старались не держать)
Синестро получил японскую кухню, только на сухую, без всяких соусов и тем более приправ, максимально сырые продукты, а вот Хэл позволил себе любимый мексиканский фастфуд.
- Что это? – Синестро внимательно разглядывал блюдо из куска хлеба в который были хаотично навалены разнообразные земные продукты. В основном, кажется, овощи, но и мясо имело место быть. Всё это практически плавало в красном соусе. В восхитительном красном соусе. В божественно пахнущем красном соусе. Манящем, волшебном, чарующем красном соусе.
- Это то, что тебе нельзя, Син. – Хэл еле успел вытянуть из загребущих инопланетных лап свой поздний ужин. – Тебе рис и овощи, без приправ и не спорь.
- Я и не собирался. – Конечно, ведь споры с землянином было делом бесполезным, всё равно не поймёт он тонкости аргументов и великой истины, что ведома такому просветлённому созданию как Таал Синестро.
- Син, я серьёзно. Тут вообще все возможные приправы, которые только есть не Земле и если тебя по отдельности от них штырило, то тут я даже знать не хочу, что будет.
А вот Таал хотел знать, очень хотел, душа требовала новых ощущений, а нижние явно засидевшиеся полушария приключений.
Один только запах приводил коругарца в крайне боевое расположение духа! Конечно, Синестро понимал, что тут имеет место быть влияние очередных странных земных элементов, что ничуть не мешало ему продолжать хотеть неистово и некультурно сожрать полюбившееся с первого взгляда лакомство. Тиран не привык себе отказывать!
К тому же, Хэл сам говорил, что часто ест эту штуку, может там и есть таинственное противоядие! Это было необходимо узнать!
- Джордан, это глупо, неужели ты думаешь, что я не смогу сам себя проконтролировать, что за вздор? – голос, тем не менее, предательски подрагивал. Возможно, от еле сдерживаемого рычания.
- Син… если бы ты сейчас видел своё лицо, ты бы так не говорил. – Хэл несколько напрягся. Коругарец действительно стал выглядеть как-то подозрительно. Не, он конечно и так был по жизни маньяком, убийцей и, как сам говорил, самим страхом, но сейчас это ощущалось как-то особенно остро. Даже таким непробиваемым созданием, как Хэл.
- Джордан. – Таал облизал пересохшие губы, часто дыша, отчего манящий запах всё сильнее бил в голову. – Хэл. Ты же понимаешь, что если мне действительно будет надо я сам возьму. Просто поделись. Чуть-чуть, совсем немного, Хэл.
- Э, знаешь, я бы с радостью, но мне самому мало. – С некоторым трепетом Джордан подумал, где бы могло лежать его кольцо, в ванной, спальне, а может и вовсе на тумбочке в гостиной? Определённо дурная привычка бросать единственное оружие где попало когда-нибудь его убьёт. А не она, так инопланетянин и не какой-нибудь, а очень конкретный.
Не вспомнив столь важную информацию, человек счёл, что лучше всего будет просто спрятать раздражитель. Благо для того, чтобы сокрыть что-то в собственном желудке, никуда ходить особо не надо.
Есть приходилось на ходу, плавно отступая от сожителя, который как будто мысленно всё сильнее сдавливал человеческое горло. С каждым откусанным кусочком. Или уже мыслил доставать вкуснятину напрямую, так сказать, сквозь рёбра и мясо.
- Фин, я ферьёзно, держи фебя в руках! – Синестро как будто не слышал, хотя кулаки активно сжимал, до побелевших костяшек пальцев. Джордан никогда не ел тако настолько быстро, практически не жуя. Мама в детстве за такое его ругала, обещая проблемы с животом, «болеть будет», а вот теперь его, похоже, поругает Синестро и обязательно устроит проблемы со всем, что вообще может болеть и даже с тем, что не может.
- Беги, Джордан.


*ты мне дорог/люблю тебя. В отличие от Saher’sha bel lahid вполне дружеское признание, хотя в определённом контексте может звучать двусмысленно.




- Син, есть такое слово «надо». Открой рот.
Инопланетянин только сильнее стиснул зубы и даже попробовал отодвинутся от земного олицетворения Страха.
Мёд. Делали его чёрно-жёлтые ядовитые насекомые, также он, зачастую, имел золотой цвет, что доказывало крепкие отношения продукта с самим Параллаксом.
А уж его свойства…
Тем более удивительно было, что сейчас мёд был для коругарца страшнейшим врагом.
- Давай, Син. Ложечку за папу, ложечку за маму, ложечку за меня, ну. – Джордан не унывал, к тому же деться его гостю было просто некуда. Лига постаралась на славу, заключив Синестро в эдакий ограничивающий всякую подвижность скафандр. Жёлтое кольцо благополучно покоилось у Хэла в кармане куртки, немного потёртое и помутневшее, но не безвозвратно потерянное.
- Таал, все лекарства во всех мирах противные, не будь ребёнком и просто проглоти эту чёртову ложку, пока я добрый.
Коругарец упрямо дышал исключительно носом, да так, что аж усы подрагивали. Нет и всё тут.
Раздвижные двери в камеру временного пребывания с лёгким шипением открылись, пропуская Диану.
- Всё ещё упрямится? – дева мимоходом припечатала Синестро взглядом, впрочем, тот в долгу не остался, не менее красноречиво, хотя всё также молча, пройдясь по слегка зеленеющим бинтам на правом плече Чудо Женщины. – Могу обеспечить более серьёзные методы. Или вообще ввести внутривенно, авось сработает.
- Я уже сто раз говорил, бью Синестро только я и то за дело, ясно? К тому же ему от вас уже прилетело.
- Ну так залечился же, гад ядовитый – Диана невольно повела больным плечом - Обновить бы.
- Нет. – Иногда своим упрямством Хэл немного напоминал своего сенсея. Чуть-чуть. – Он не был адекватен. И сейчас не адекватен и я знаю, как это исправить без лишнего насилия.
- Хм, как знаешь. – Диана явно была не довольна, но и не удивлена. Она и не ожидала иного от Хэла Джордана. Покрывать преступника, который то и дело доказывает, что совсем не исправился, не собирается и даже не испытывает мук совести по этому поводу, кто бы ещё в Лиге был способен на такое?
Когда женщина их покинула, Хэл из раздражения запер двери зелёной конструкцией. Ибо ходят тут всякие.
Впрочем, ни одна конструкция не могла решить главной проблемы – банально открыть коругарскую челюсть. Перекрытый нос почему-то не заставлял Таала искать иные пути дышать, во всякие случае, те полчаса на которые у Хэла хватило терпения. Силовая конструкция же доказала только то, что Синестро скорее согласится вывернуть себе челюсть, лишь бы не глотать мёд добровольно.
И хотя Джордан никогда не пробовал представлять себя родителем, сейчас он отчётливо ощущал себя именно мамочкой, которая пытается заставить малыша скушать невкусную, но очень полезную бяку.
Хотя на самом деле это должно было выглядеть, как лечение вполне себе взрослого наркомана.


*сутками ранее*

- Хэл… Хэл, ты ведь оставил ещё? Совсем чуточку? Скажи, что оставил, Хэл.
Двоих разделял только кухонный стол со стоящими на нём коробочками из под еды.
Человек, который побеждал Величайший страх Вселенной, а также контролировал его несколько раз, невольно вздрогнул от нехарактерно мягкого, почти ласкового с бархатистыми нотками голоса друга. Тот ещё и на имена перешёл, что вообще было нонсенсом.
- Эм, нет, совсем. – Джордан наскоро облизал губы и пальцы, собрав последний соус.
По яркой, пурпурной коже коругарца хаотично расползались тёмные пятна и рваные, короткие полосы, уши ещё сильнее заострились и вообще Синестро стал походить на оголодавшего вампира, чей образ красиво обрамляло горловое урчание, чередующееся с шипящими звуками.
- Син?... как тебя в это перекинуло? – Но тот как будто не слышал, продолжая изучать хомо сапиенса чуть светящимися огоньками глаз с каким-то излишне подвижными зрачками.
- Как жаль, Хэл, очень жаль. Но неужели ты не дашь мне даже чуть-чуть ? Хотя бы капельку, Хэл. Хэл, дай мне его. Дай сам. Или я заберу. Да, я могу забрать. Прямо из тебя, Хэл. Из твоего горла, Хэл. Дай. Дай мне его!
Заострившиеся и удлинённые когти рассекли воздух в сантиметре от воротника футболки Джордана. Опыт и реакция, фонарь увернулся!
Человек не боялся повредить Синестро, он знал, что в каком бы тот ни был состоянии – бить нужно со всей возможной силы, иначе уважать не будет! Поэтому не жалея кидал в взбесившегося друга всё, что плохо лежало и было достаточно легко поднимаемо. Скорость тварюги не позволяла тратить время на поднятие тяжестей, впрочем, организм человека давал скидку на экстраординарную ситуацию, что открывало для Хэла невиданные показатели ловкости и силы!
Жаль его противник был на не меньшем душевном подъёме, так что стулья и даже стол не принесли особого вреда, хоть и позволили Хэлу отступить в другую комнату.
Наугад человек метнулся в ванную, там хотя бы была достаточно крепкая дверь. Ключевое слово «была».
Коругарец вынес её, будто вообще на заметив.
Впрочем, обратно он вылетел примерно с той же скоростью, да ещё и украсив противоположную стену дизайнерскими трещинами.
Хэл в форме Фонаря с лаской и благодарностью поглядывал на своё колечко, хотя, пожалуй ему стоило бы с не меньшей теплотой отнестись к высшим силам, которые впахивали как проклятые, добывая для Джордана крупицы удачи. Успешно добывая.
Для Синестро эти же силы умышленно не оставляли вообще ничего, да ещё и пытаясь каким угодно образом изничтожить этого излишне самостоятельного индивида. И это уже получалось не очень успешно. Складывалось ощущение, что у коругарца в предках были кошки и главное, что они передали потомкам – девять жизней!
Впрочем, в те сутки, которые Таал находился в состоянии наркотического транса, одну он точно успел потерять.

Лига об этом позаботилась, не смотря на то, что Зелёный Фонарь убеждал их, что всё под контролем и он справится сам. Хэл надеялся увести Сина в космос, где коругарца с неисправным, то и дело выдающим ошибки, кольцом будет безопаснее и легче связать и оставить «на подышать» свежим незамутнённым никакими газами и тем более запахами вакууме. Авось поможет.
Но нет.
Вмешавшиеся герои имели свой план боевых действий с грохотом рухнувший под аккомпанемент джордановского «Ой, Супс, а вот в ту кафешку ты его зря запустил…»
Нечто, выползшее из обломков, некогда бывших забегаловкой «Санчез» было измазано в тысячу и один вид острого соуса и пялилось на мир широко распахнутыми заплывшими чернотой наркоманскими глазами. Доза явно превосходила все ожидания…

Острые приправы не только приводили Синестро в такое чокнутое состояние, но и сказывались на его физических качествах. Джордан впервые увидел коругарскую регенерацию, как она есть, во всей незамутнённой её красе. Не то, чтобы царапины или синяки заживали быстрее обычного, но вот вывернутые или сломанные кости явно не были проблемой. Даже без всякого хруста, а скорее с каким-то булькающим звуком, всё у инопланетянина вставало на место. Крови он много тоже не терял; по умолчанию густая фиолетовая жижа прекрасно свёртывалась прямо во время боя, но если до этого попадала на врагов то отравляла их. Медленно, но уверенно.

***

- Обыкновенная смесь острого соуса сделала тебя просто Терминатором, Син. – В задумчивости Хэл начал есть мёд сам, подолгу задерживая ложку во рту. – Хотя нет. Ты был как внебрачный ребёнок Чужого и Хищника, о как. Только морда не такая страшная и шмот другой. – Мысленно Хэл надел на Сина сетчатый костюм и специфическую маску… потом взглянул на ополовиненную банку мёда. Джордан обычно индифферентно относился к сладостям, но кушать мог много и всякое, если задумается и не обратит внимание на то, что же всё-таки ест.
- Нет, сеточка тебе не пойдёт. Ты и так весь как зебра. Дисгармония это, о как. – На самом деле на Таале полосы виднелись уже едва-едва, по сравнению с тем, как он выглядел во время боя (ранее они были тёмно-фиолетовыми и закрывали почти всё тело).
- Мы же не смотрели с тобой «Хищника», да, ты не в теме? Там был такой суровый неземной гуманойд с крутым оружием…
Синестро немного напрягся. Через пять минут коругарец и вовсе пожалел, что когда-то потрудился выучить земной разговорный. Хотя даже если он очень постарался бы его забыть – кольцо Хэла любезно сделало бы перевод.
Ещё полтора часа и два быстро прокрученных фильма с зеленоватыми картинками спустя, межгалактический тиран попытался потерять сознание, войти в транс, познать хигикакурджу-ар-хадже и вообще отключиться от происходящего. Увы, Хэл не любил говорить в пустоту, поэтому тщательно следил за тем, чтобы Таал продолжал слушать.
Син смело продержался ещё пятнадцать минут активного насыщения бессмысленной и крайне эмоциональной информацией и лишь затем подумал, что, возможно, самоубийство не такая уж и плохая вещь.
Ещё через пять минут Син передумал. Убийство явно было лучше.
Ещё через три минуты.
- Джордан! Заткн-Н-н-н-н!!!
- М-м-м-м… Вот видишь, ничего страшного! – Хэл быстро отстранился и победно облизал собственные, сладкие от мёда губы, гордо любуясь ошарашенным донельзя коругарцем.
Не то чтобы поцелуи для его вида значили также много, как и для людей, более того – были большой редкостью, ввиду специфики культурных традиций ядо- и нарко-творчества, но всё-таки… hek*!



*флешбек*
- А в поцелуях-то тебя что не устраивает? – Не выдержал Хэл на очередном скептическом «хм» от пришельца, портящем всё удовольствия от фильма. Кинцо посредственное, честно говоря, но с Сином это как-то чувствовалось особенно.
- Ничего, просто для меня это слабомотивированный элемент чуждой культуры, вот и всё.
- Да ладно, а то вы не целуетесь. – Джордан иронично усмехнулся, но серьёзное лицо Синестро тут же стёрло улыбку. - Нет, правда, совсем?
- Классически у нас иные формы ухаживания и проявления симпатии.
- Хм, но я точно видел…
- Не ровняй современную молодёжь, отравленную ксенофильными настроениями со мной.
- А, ну так и бы и сказал, что просто старый консерватор, а то развёл тут истории про культурность!
- Я действительно пытался сохранять некую культурную вежливость, но нет. Ваша первобытная традиция, выросшая из банальной животной передачи полупережёванной еды рот в рот мне правда непонятна, даже неприятна, кажется дикой, дурной и вульгарной.
Повисла неловкая пауза.

Хэл правда не ожидал, он никогда не думал об первоисточнике поцелуев и уж точно не мог предположить что-то подобное. Конечно, Син мог ошибиться на счёт инопланетных нравов, но как показывала практика – Синестро действительно практически всегда бывает прав. В антропологических вопросах во всяком случае.
- Бля, ну спасибо, Ал, теперь я вообще не смогу отделаться от этой мысли.
- Ну хоть одна мысль у тебя наконец-то в голове будет, поздравляю.
Пришелец довольно оскалился, хоть и ненадолго – чужой локоть под рёбрами как-то не способствует хорошему настроению.
*конец флешбека*


- Что тебя не устраивает? Сам же говорил, примитивная традиция. Я использовал её по прямому назначению, всё по твоим словам.
Джордан издевался, что почти могло умилить Синестро.
Он всегда немного гордился собой, когда Хэл вёл себя по-коругарски, хотя земляне и называли такое поведение «сволочизм» и видели его негативным. Глупые хумансы.
- Ты как всегда избирателен в усвоении уроков, Джордан. Всё бы так учил, цены бы тебе не было.
- А я и без того золото, а не человек. – Джордан снова слизал ложку мёда. – если я стану ещё лучше, то буду слишком идеальным для этого мира. – ложка жалобно заскребла по стеклянному дну банки, вызвав удивление фонаря. Впрочем, визуальная проверка показала, что запас ещё есть и Хэл успокоился.
А Синестро нет.
- Ты что уже всё сожрал?
- Я задумался.
- Это невозможно, ты не умеешь думать.
- Что, ещё мёда захотел? - это должно было прозвучать грозно, но Синестро, связанный, без кольца, ослабленный и слегка побитый всё равно одним своим присутствием презирал любые претензии на угрозу.
- Возможно.
- Серьёзно?
- Это же лекарство, ведь так?
- Экхм. – Джордан несколько растерялся. - Ложечку?
- Не стоит. Примитивные способы тоже сойдут.
Вот много у Синестро было такого, что можно ненавидеть – его упрямство, его эгоцентризм, его всезнайство, но больше прочего Хэл ненавидел его взгляды. Многозначительные и ничего не значащие одновременно, ледяные как айсберг и нестерпимо горячие.
Кажется, Хэл понимал, какие такие иные формы ухаживания есть у коругарцев. Если ты можешь просто взглядом довести заинтересовавший тебя объект до точки кипения, то нахрен эти поцелуи вообще нужны.

- Думаю, доза тебе и так была достаточной, а то помрёшь ещё, и что тогда?
- Тебе будет… как там, скучно, грустно и одиноко?
- Экхм! – надо было валить отседова, определённо валить. – Будет. Наверное.
Джордан не любил когда Син становился таким. Таким… намекающим? Да что там, очень даже конкретным!
Хэл ведь не идиот, что бы там не говорил упрямый коругарец. Но тем не менее ему совсем не хотелось думать над сложившийся много лет назад проблемой. Синестро поворчит, некоторое время будет смотреть теми самыми взглядами, но потом обязательно найдётся дело более важное чем выяснение отношений с каким-то землянином и конечно же неотложное, и у них обоих будут проблемы иного рода, и собирать свою волю в кулак нужно будет не чтобы сказать два-три чужестранных слова, а чтобы в очередной раз перевернуть вселенную вверх дном.
Ведь это определённо проще.
Хэл знал это наверняка, но также он знал, что однажды все катаклизмы заканчиваются и конечно Таал снова вернётся к своему lahid* , вырвет его из обыденной жизни, развеет рутину, силком если понадобится потащит во что-то, чего раньше не было и никогда больше не будет, что будоражит кровь, заставляя азартно и лишь слегка безумно смеяться на встречу новому.

Хэл лишь недавно перестал врать себе, перестал думать что Син просто умело находил в бескрайнем космосе самые удивительные и завораживающие события, а не сам был для человека с Земли этим самым событием.


*hek - слово, не имеющее буквального перевода, но в целом обозначающее в некультурной форме всю гамму эмоций, возникающих при крайне удивительных и неожиданных обстоятельствах.
*lahid - в союзном написании с чем-либо может усилять или ослаблять своё значение, но буквально – возлюбленная душа/друг(а так же просто родной/ая и любимый/ая)
запись создана: 13.01.2015 в 22:58

@темы: фанфик, уняня, Таал Синестро|Sinestro, СинХэл|Синестро/Джордан|SinHal, Психолюбия, Аццкий Миксер(АУ и кроссоверы), DC

URL
Комментарии
2015-01-14 в 04:03 

Тсубаки-тян
[Всё, что случилось, останется нам] [Doom/Loki - canon!]
Идилия :3
Финал просто огонь :DD

2015-01-14 в 22:58 

Ласковый Псих
Весь мир - дурдом, а мы в нем пациенты!(с)
Тсубаки-тян, Уруру :З Я старалсо)))

URL
   

История болезни

главная