02:01 

ВНИЗАПНО

Ласковый Псих
Весь мир - дурдом, а мы в нем пациенты!(с)
На самом деле этот фик по ДумЛоки я начал первым, просто "Нарисуй меня" закончился быстрее.

Название: Достопримечательность
Фандом: Эм... Марвел?
Пейринг/Персонажи: Дум/Локи
Рейтинг: R(я честно хотел выше, но не дотянул...)
Тип: Слеш(яой)
Жанр: ррррроманс, флафф, юмор, немножко укура.
Ахтунги: Автор любит очепятки и это взаимно. Автор притянул обоснуй за уши, но тому понравилось(c)
Статус закончен
Размер мини(3к+ слов О.о)
От автора: Фик был вдохновлён инфой о том, что в Марвел-мире в Латверии водятся драконы и собственными ксено-фантазиями. "давайте будет считать, что это типа какая-то Земля241088 окда?"[2]
Пы.Сы Я подумаю над второй частью.

Латверия была маленькой, но очень колоритной в своей неповторимости страной. Пересекая границу, вы словно попадали в сказку наяву, волшебный сон, в котором нет места тревогам внешнего мира. Это край, застывший во времени, и одновременно очень активный и постоянно удивляющий маленькими секретами.
Впрочем, сказочность этого места вовсе не означает, что вы не найдёте здесь иного транспорта, кроме телеги с лошадью или же не сможете позвонить родным в Бостон. Технологически Латверия была далеко впереди самых развитых стран, и, тем не менее, нигде так гармонично не сосуществовали достоинства традиционного и индустриального общества.

Ну и, конечно, нельзя обойти главную достопримечательность Латверии – драконов. На данный момент это единственная страна, где эти могучие существа ещё сохранились, однако на крохотной, казалось бы, территории их будет не так легко найти!
Впрочем, группа героев собралась сделать именно это. Их задача немного осложнялась конфиденциальностью миссии, а также тем, что дракон им нужен был не любой, а очень и очень конкретный.
- А может ну его, пусть так бегает? Он за всё это время ещё никому ничего плохого не сделал, только овец таскает. – Джони Шторм легкомысленно усмехнулся, пытаясь себе представить Доктора Дума в качестве большой крылатой ящерицы.
- До овец были свиньи, до свиней – гуси и куры. А вот недавно пропало несколько коров, а это значит, что аппетиты Виктора будут только увеличиваться. Кто знает, на что он ещё позарится? – Рид был полон уверенности найти излишне увлёкшегося экспериментами врага и вернуть его в нормальную форму, с которой, хотя бы, было понятно, как справляться.
Его товарищи не особо разделяли это желание. Хотя бы потому, что о Думе-Драконе не было известно практически ничего, кроме серо-зелёной масти и примерных габаритов. Никаких изображений получить не удавалось, зверь словно наводил порчу на любые приборы одним своим присутствием. А ещё он был огнедышащим, точнее плевался какой-то очень горячей дрянью, похожей на раскалённую плазму. Во всяком случае, остатки этой субстанции были найдены на местах нападений.
В общем-то, это была вся информация. Может быть, конечно, Ричардс своим гениальным мозгом смог даже из этих крупиц получить всё необходимое, но толи он забыл поделиться с командой соображениями, толи не захотел, отчего было не легче.
Поэтому Четвёрка систематически прочёсывала окрестности. Рид наказал всем использовать радары, настроенные на поиск крупного животного, и обязательно говорить, если что-то будет сбоить. Ведь в этом случае приборы могли показать местонахождения Дума, только тем фактом, что выходили из строя в его присутствии.
Два дня поисков не дали никакого результата, хотя несколько раз наткнуться на дремавших драконов получилось, но те были в очень плохом настроении и на контакт не шли. Одна дракониха, правда, предельно культурно послала героев в поселение людей, утверждая, что там им будет легче искать, но товарищи не спешили доверять говорящей рептилии. Виктором ни один из найденных драконов тоже не был, ни по размерам и по цвету ни как-либо ещё.
Промаявшись ещё день, друзья решили всё же вернуться в город за провизией, а потом уже решать, как искать нужного ящера дальше.
И всё-таки права была дракониха.
Едва ступив на цивилизованную землю, квартет услышал протяжный и жуткий рык, раскатом грома прокатившийся по небу. Местные, не став ждать приближения его источника, мгновенно попрятались по своим домам (многолетние тренировки мгновенной эвакуации).
Небо рассекали могучие тёмно-зелёные крылья, несшие бронированную фигуру серо-стального дракона. И если латверийцы и приумножали размеры своего мучителя, то совсем чуть-чуть и исключительно в качестве жеста уважения.
Монстр был огромен и, по-хорошему, летать при таких размерах не должен был, но фон Дума такие «мелочи» явно не волновали. Его полет был грозен и изящен одновременно, вся мощная фигура существа источала угрозу, силу и величие. Вы сразу понимали, кто тут хозяин!

Маг спикировал вниз, проходя от Четвёрки на расстоянии взмаха крыла, он хотел лишь рассмотреть поближе незваных гостей, а Сью пришлось выставлять щит от ураганного порыва ветра!
Вспышка энергии ещё больше заинтересовала ящера и он опустился на землю совсем рядом с ярко-одетыми людьми, самый большой из которых в полный рост мог поместиться у Дума под брюхом.

***
Виктор подумал, что точно и наверняка видел раньше похожих созданий, но не мог вспомнить, где и при каких обстоятельствах. Ведь эти бескрылые были такими маленькими, что драконово восприятие просто не могло соотнести их с чем-то равным или хотя бы близко-похожим на самого себя. Даже знакомы они были лишь по цвету и то приблизительно. Драконы видели в тысячи раз больше оттенков, чем люди и это тоже сбивало короля Латверии с толку.
Впрочем, такое вообще происходило сплошь и рядом, Виктор порой совершено не понимал, откуда понимает одни вещи, но не может уразумить другие, хотя точно помнит, что и первые и вторые он когда-то знал также ясно, как то, что лёд холодный, а огонь горячий. В тоже время многое открывалось для него с неожиданных сторон, как если бы мир внезапно вывернули наизнанку, хорошенько встряхнули и снова вернули в исходное положение. И главное – ощущение бесконечной правильности происходящего! Ни одному дракону на свете никогда бы не пришло в голову, что он ошибается, и Виктор не был исключением. Пожалуй, даже когда был человеком, Дум всё-таки мыслил чуть-чуть как дракон. И, тем не менее, это чувство было совсем другим. Люди часто размышляют о том, что родились не в то время и не в том месте, что мир для них какой-то неправильный и его нужно как-то изменить под себя. Драконы так не думали никогда, потому что мир для них представал во всём цвете своих тонких и выверенных механизмов, взаимозависимостей и правил, что неизменно восхищало царственных существ. И конечно восхитить дракона – дело величайшей сложности.
Квартет слегка заинтересовал Виктора. Пока он решал, что с ними сделать лучше: съесть сейчас, сжечь и съесть или же подождать, пока те не сделают что-то более интересное, чем просто изображать голодных птенцов, а лишь потом съесть.
Дракон был сыт, потому выбрал третье. Он с интересом истинного исследователя рассматривал человеков, пытаясь ощутить всеми десятью своими чувствами, что же они из себя представляют. В качестве эксперимента Дум дыхнул на них горячим воздухом, отчего те весело забегали, сразу преобразившись, что заставило дракона горделиво расправить крылья. Вот, мол, какой я молодец, знаю, что с синими человечками делать!
Тот, что был большим и оранжевым (Вик ощущал в нём духов камней) замахнулся рукой и сильно ударился о Думовскую переднюю лапу. Несколько раз. Виктор был драконом благородным и потому легонько отодвинул големовидное создание подальше от себя. Ящеру не хотелось разрушать явно очень вкусную каменную породу просто так, без должной обработки.
После каменного появился огонёк, очень горячий и яркий, он сразу понравился Виктору. Не секрет, что драконы очень любят всё яркое и блестящее, особенно если оно похоже на огонь или солнце. Пламенному, похоже, Дум тоже понравился, потому что человек дружелюбно объял элементарным огнём почти всю громадную фигуру ящера. Виктор оценил столь вежливый жест и ответил своим пламенем, сделав его настолько горячим, насколько смог. На этом обмен любезностями между огненными существами почему-то закончился, вызвав у монарха некоторое недоумение.
Человечек, удивительно гибкий для своего вида, словно в его роду были китайские драконы, сказал своей группе отступать, хотя с чего бы?
Виктору на мгновение показалось, что четвёрка на него разозлилась, но, подумав, ящер счёл, что это было обычное чувство досады и зависти, вызванное силой и величием латверийского Владыки. Дум понимал, что такие малыши не могли сравниться с ним ни при каких обстоятельствах, а вот почему они отдалялись, ему было сложно догадаться. Ведь было очевидно, что сбежать от него невозможно! Наверное, они не только слабые, но ещё и глупые, подумал дракон.
Играть в догонялки он был не настроен, да и есть четвёрку передумал. Конечно, эти человечки были вопиюще невежливы, но огонёк у них просто замечательный, да и разнообразие, какое-никакое. Поэтому Виктор решил всё же вернутся к делам насущным. Ему всё ещё нужен был трёхлетний чёрный бык. Точнее не ему, а его принцессе.
Да-да, у Виктора была своя собственная принцесса, самая настоящая! Для любого дракона наличие горы золота для сна и золотого же ковра в качестве подстилки обыкновенной это, конечно, обязательный атрибут «приличного и уважаемого члена общества». Но вот принцессы были уже предметом роскоши, особенно в нынешние неурожайные на царских особ времена.
Нетрудно догадается, как Виктор гордился своей необыкновенной находкой. Дракон очень старательно ухаживал за маленьким живым сокровищем и старался, чтобы принцесса не скучала и была сыта и здорова. Людям, как знал дракон, нужно было есть меньше, но гораздо чаще, чуть ли не по три раза в день, а ещё принцессы могли зачахнуть от скуки или даже дыма.
Впрочем, Дум и здесь крайне выделялся. Его принцесса могла выдерживать как самое горячее пламя, так и самые холодные льды, она была сильной волшебницей, а может быть и вовсе настоящей богиней. И, тем не менее, Локи была его, Думовской принцессой. И ей зачем-то был нужен чёрный бык.
Виктор своё богатство ценил и заботился о нём настолько, насколько вообще мог, поэтому и выискивал так тщательно запрошенную живность. Ему не сложно, а Локи обрадуется. Чем бы дитя не тешилось, как говорится.


Трикстер ходил по огромной подземной пещере, устланной золотыми монетами, украшениями и прочим скрабом, выискивая нужные ингредиенты. Среди разномастного драконьего ковра ему нужно было найти несколько чистых рубинов и два-три маленьких изумруда. С бычьей кровью и сердцем, а также с крыльями фей, лунной пылью и прахом вампира всё должно было выйти как нельзя лучше. В конце-концов, нельзя же Виктору навечно оставаться в этом облике!
Это как минимум неудобно.
Локи знать не знал, что такого намагичил Дум и нужный ли он получил результат, но огромный дракон вместо латверийского монарха, не собирающийся оборачиваться обратно человеком, как бы намекал на то, что что-то пошло не так.
Нет, сначала было даже любопытно. Впервые Локи обнаружил Виктора в новом облике, когда совершенно случайно сделал ма-а-а-аленький такой крюк на пути в родной мир (от Америки до Европы расстояние, считай, мизерное, это да) желая терпкого латверийского вина, умной беседы и, может быть, если будет время и настроение, жарких цыганских ласк с металлическим привкусом.
Но ни то, ни другое, ни третье иномирянину так и не перепало. Вся свита замка, кроме ботов, разбежалась, оставив Думштадт на растерзание своего же хозяина. Тогда ещё Дум выглядел не так внушительно как сейчас, хаотично разросшаяся крупными кусками чешуя, едва прорезавшиеся крылья и большие проблемы с излишне самостоятельным хвостом, не говоря уж о новой способности плеваться огнём. Вероятно, Локи тогда застал Виктора почти сразу после трансформации, потому что габариты новоявленного дракона не сильно превосходили человеческие. Дезориентированный непривычным восприятием и общим состоянием, Виктор был агрессивен и нападал на всё, что двигалось. Собственных ботов он жадно ел, так как чистые металлы драконы любят не меньше сочного мяса с кровью. Локи потребовались немалые усилия и весь свой опыт, чтобы привить Думу хоть немного адекватности. Побочным эффектом стало то, что царственный звероящер стал воспринимать Лафейсона как «принцессу». Драконы чуют королевскую кровь и хоть гуманоиды для них все на одно лицо – безошибочно определяют происхождение. Вот и Локи прилетело, хотя, откровенно говоря, он ничуть не был этим расстроен. Так было даже лучше, никто так не охраняет свою собственность, как драконы и пока Дум считает асгардца за своего, то тому нечего опасаться.

Вскипело и забурлило око большого подземного озера – единственной связи пещеры с внешним миром – и оттуда грузно выполз Виктор с раздутым зобом. Выбравшись из воды полностью, дракон, сделав некоторое усилие, отрыгнул на золотой ковёр крупное парнокопытное, всё ещё, кстати, живое. На самом деле внутри драконы намного безопаснее, чем снаружи, конечно же, если не имеют самоцелью расплавить и сожрать вас.
Локи поспешил осмотреть «груз» и остался доволен. Не то, чтобы он беспокоился о том, что дракон не поймёт простой просьбы, но червячок сомнения всё-таки грыз. Что драконы в принципе, что Дум в частности были слишком своенравны, себе на уме, и истолковать слова иномирянина могли как угодно.
- Спасибо, Виктор, он даже лучше, чем я ожидал, только такой внимательный и зоркий дракон мог отыскать настолько хорошую добычу! – Локи умел льстить как словами, так тоном и выражением лица, в его исполнении что угодно могло показаться искренним, поэтому Дум, пусть и слегка поколебавшись, принял похвалу (у дракона было достаточно чувств, чтобы ощутить беспокойства своего сокровища).
- В этом не было никаких сомнений, принцесса, ничего сложного. – Голос дракона был низкий, приятный, впрочем, от его естественного, человеческого, тембра отличавшийся разве что громкостью и легким рычащим акцентом. – И всё-таки, скажи мне, зачем тебе рогатый зверь, да ещё и живым?
- Любопытствуешь? – Локи отвечать не хотел и не собирался хотеть дальше, поэтому умело подкалывал монарха.
А любопытство для царя вещь не солидная, поэтому Дум соврал.
- Предлагаю варианты. Я мог бы зажарить его целого или частями, я мог бы достать тебе зверей более вкусных и изысканных. Мог бы даже волшебных: единорогов, сирен или даже мелких драконов.
- Просто мой каприз. – Асгардец стоял на своём, хотя понимал, что, вздумай дракон всерьёз померится с ним в выведывании секретов, Локи, Хитрец, Плут и Бог обязательно проиграет.
- Хм… - Виктор в задумчивости выпустил из ноздрей немного терпкого дыма «чем бы дитя не тешилось…» - Ладно, твоё дело, только не убейся, я другую принцессу не хочу искать.
- Настолько лень?
- Настолько не хочу. Мне ты нравишься. – Конечно, Локи понимал, что это означало, примерно «ты, как принцесса, меня более чем устраиваешь, не пилишь, сбежать не пытаешься, да и вкус в одежде у тебя не в пример лучше прочих дамочек» что не помешало ему почувствовать себя в крайней степени обрадованным. Он даже задумался, а так ли нужно возвращать Виктора в исконную форму? А то он вон какой обходительный, да честный стал!
Но некоторые обстоятельства всё-таки требовали, поэтому Локи всё же принялся за ритуальную разделку туши.

Дракон чувствовал магические эманации, но следил лишь за тем, чтобы принцесса сама себе не навредила, поэтому в детали ритуала не вглядывался. Первое время.
Когда же его живое сокровище смешало вместе какие-то эльфийские пластинки и останки кровососа, дракон немного задумался. Рисунок заклинания начинал проявляться всё отчётливее, красивым и правильным контуром, гармонично вплетающимся в мировую ткань. Драконы находили такую волшбу самым красивым из того, что умели делать бескрылые двуногие, но Дум не чувствовал эстетического наслаждения. В его памяти всплывало нечто похожее, только будто вывернутое наизнанку.
«Трансмутация…»
«Крыло, в пыли, да в земле, без моря и соли»
«Переворот…»
«Кровь»
«В змее чешуя, в звере мех, в птице перо, маг, да железо»
«Сердце»
«Рог, да в чернь напоенный…»
«Камень, растущий, древом расцветающий»
«Изменение…»
Да, дракон определённо видел это раньше, не мог вспомнить, где и при каких обстоятельствах, но точно знал, что что-то там было иначе, кверху брюхом.
Виктор потянулся своей магией к контуру, создаваемому Локи, но наткнулся на барьер, что было весьма внезапно. И неприятно.
Лафейсон заработал быстрее, почувствовав интерес ящера. Не очень добрый интерес.
Рисунок стал проявляться отчётливее и драконий дух тут же встрепенулся; у колдовства появилась цель и этой целью был он сам.
Виктор не был склонен к откладыванию насущных дел, поэтому драконье пламя объяло пещеру в мгновение ока, сожрав весь воздух, впрочем, не особо нужный ни богу, ни дракону. По барьеру резанули острые как клинки когти, почти прорвав структуру щита.
- ЛОКИ! – Громовой рык сотряс стены, Виктор чувствовал вмешательство в собственные структуры: магические, духовные и телесные. Он знал, что уже ощущал подобное, знал, что не хочет ощущать вновь.
Магия дракона была могущественна, но ряд мировых законов не позволил ей защитить своего обладателя. Так уж повелось, что возврат в естественную форму даётся легче, чем превращение в искусственную.


- И чего ты переживал? Всё же хорошо прошло, ты снова гуманоидной расы и даже улучшил свои колдовские навыки. Ну и что, что тянет медь пожевать, это ведь ничего страшного. У королей должны быть свои причуды… во всяком случае тебе плюс-минус одна такая разницы-то нет. – Трикстер старался быть предельно деликатным, хотя гаденькая натура так и норовила вылезти наружу.
- Локи. – К сожалению, некоторые грубые и неотёсанные цыгане, пусть и в монарших одеяниях, совершенно не ценили тонкости выражений Лафейсона. Виктор прожигал бога взглядом так, будто был василиском, а не драконом. – Я разве просил тебя вмешиваться? Неужели ты подумал, что я, Дум, мог позволить себе ошибиться, когда речь идёт о безопасности, моей собственной безопасности, и Латверии? Что я не предусмотрел все возможные варианты? Что я не мог бы сам исправить ситуацию?
- От ошибок никто не застрахован. – Неопределённо пожал плечами плут. – Я делал всё из лучших побуждений, заметь какая редкость. И даже если ты мог, то просто не хотел! Драконы не склонны к перемена-а-Ам! Эй! Ты чуть не ударил меня своим хвостом!
- А вот сейчас действительно ударю. – Вкрадчиво пообещал Вик, тут же подтверждая слово делом.
Он ещё мог бы дыхнуть огнём, но очень уж после этой процедуры першило горло.
- Не ценишь ты союзников, Виктор, ой не ценишь!
- Потому что одни вредители кругом, а не союзники! Посмотри на меня! После этого колдовства я мог получить новое тело, здоровое, живое и что теперь? Я стал химерой и всё по твоей вине! Рога, крылья, хвост, чешуя в конце концов!
- Чешуи у тебя мало, вот не надо и рога это красиво, у нас в Асгарде самый шик. – Локи, кстати, был предельно серьёзен, чешуя у Виктора шла по позвоночнику и красивым рисунком ложилась на руки и ноги, ну и прочие дополнительно-выросшие части тела. А так не, нету почти. И про рога тоже правда.
К сожалению, Виктор не ценил асгардской моды и замахнулся в трикстера разрядом молнии. Попал, но особого вреда не причинил.
- А ещё драконом себя зовёшь! Так со своей принцессой обращаться!

Как ни странно, сработало. Сделав глубокий вдох-выдох, Виктор погасил вторую молнию и даже перестал испускать пар.
Принцесса, однако.
Всё ещё принцесса.
Не-дракон уселся прямо на каменный пол своего замка (всю меблировку он раздолбал, сжёг или съел в прошлое своё посещение) обернувшись хвостом и сложив крылья куполом.
Вся его фигура выражала обиду и острое чувство несправедливости, хотя, пожалуй, пожалеть его при этом желания бы не возникло. Опасно для здоровья.
- Виктор, ну что тебе не нравится? Хвостом, вон ты уже как пользуешься, полезное приобретение! А полет с крыльями какой приятный будет, поверь, уж я-то знаю. И рога мне нравятся, а цвет чешуи очень красиво гармонирует с цветом кожи, скорее выглядит как экзотичная татуировка. И глаза у тебя стали ещё красивее, словно золото.
- Не смей мне говорить про красоту, ты ничего в этом не понимаешь. – Пробурчал монарх из-под своего импровизированного крылатого вигвама. - Я мог бы вернуть… а ты…
И хоть на лице Виктора не осталось ни единого, даже самого тоненького шрама, а само его тело было в разы крепче и сильнее своей чисто человеческой версии, с точки зрения Дума это состояние не могло считаться идеальным, а значит не проходило никакие критерии и на эстетическую привлекательность.
И, вероятно, ему невероятно повезло, что создание, чьи эстетические чувства проходили где-то в очень далёких от простых смертных прелестей краях, было сейчас более чем очаровано сочетанием человеческого и драконьего тела.
Локи аккуратно, но настойчиво приоткрыл одно крыло, чтобы суметь пробраться ближе к монарху. Тот не особо сопротивлялся. И когда бог примостился у него на коленях тоже. И когда Лафейсон оглаживал контуры горячего тела, и когда бесцеремонно напрашивался на поцелуи и когда целовал сам.
«Мой» - шептал Локи «красивый», «чудо моё», «восхитительный». И если Виктор раньше и не особо понимал, зачем нужна такая роскошь, как принцессы, то чем жарче становился воздух, чаще дыхание, чем сильнее сливались тела, тем отчётливее он осознавал, что назначение-то у принцесс самом что ни на есть простое.

Вот только его личная принцесса самая особенная и справляется с задачей исключительно творчески.

Кстати, Четвёрка искала дракона ещё около семи дней. Безрезультатно.

@темы: уняня, Марвел, ДумЛоки|Doomfrost, Виктор фон Дум|Dr. Doom, Аццкий Миксер(АУ и кроссоверы), фанфик

URL
Комментарии
2014-11-28 в 12:33 

Тсубаки-тян
[Всё, что случилось, останется нам] [Doom/Loki - canon!]
Особенно доставил финал. Ф4 как обычно, лол!

Фик чудеснейший! Очень оригинальная задумка, крайне неожиданный финал! :33
*даешь иллюстрации!*

2014-11-28 в 14:34 

Ласковый Псих
Весь мир - дурдом, а мы в нем пациенты!(с)
Тсубаки-тян, :dragon2: йа старалсо)))

Ф4 как обычно, лол! Притом, что я так и не зачёл ни одного комикса с ФЧ - реально лол XD

URL
   

История болезни

главная